«Прочти это на моих похоронах…»

«Он спит. Хотя судьба его не баловала, 
Он жил. И умер он, лишь ангела не стало,
Всё в мире движется обычной чередой:
Когда угаснет свет, приходит мрак ночной»

(С) Виктор Гюго, «Отверженные»

Накопилось уже множество народу, так что опоздавшим было почти невозможно разглядеть, что происходит. Это были похороны какого-то, по-видимому, популярного и всеми уважаемого человека (судя по толпе, собравшейся здесь). Погода тоже решила поучаствовать во всеобщем трауре, скрыв за тучами яркое солнце и добавив неутихающий дождь, дополнив этим неумолимую печаль, которая наполняла в тот день многие сердца…

Среди чёрных зонтов и плащей виднелся силуэт девушки, одетой не по погоде – в длинное тёмное платье, которое, как нетрудно было заметить, промокло уже до последней нитки (несколько людей предлагали ей свои зонты, а один юноша даже снял с себя плащ, чтобы накинуть на неё, но девушка не приняла никакой помощи). Незнакомка пришла последней, и по её лицу было видно, что находиться в этом месте ей труднее всех. Иногда глаза правдивее всего показывают состояние сердца. Она стояла вдалеке и слушала длинные речи, произносимые по очереди то родными, то друзьями погибшего. Находясь позади основной группы людей, мало что удавалось чётко уловить, но была ясна основная суть: общая грусть была украшена самыми красивыми и искусными словами.

Заплаканная девушка то делала небольшие шаги вперёд, то вдруг останавливалась, будто упёршись в невидимую стену… Она держала какой-то помятый клочок бумаги, который перекладывала из одной руки в другую. Наконец, после нескольких попыток разрушить невидимую преграду, она подошла к месту, откуда доносились все эти траурные речи. Помолчав с полминуты и переборов внутреннюю тяжесть, скорбящая девушка заговорила:

«Незадолго до своей смерти, он дал мне эту записку, взяв с меня обещание не открывать её, пока не придёт время. Он не уточнял, какое именно. Сказал, что я пойму это сама. Когда я вскрыла конверт, мне бросились в глаза слова «прочти это на моих похоронах»».
Собравшись с духом и сглатывая ком в горле, она начала читать.

«Родная,

так сложились обстоятельства, что я, возможно, скоро умру. Я не сказал тебе об этом сразу, потому что хотел, чтобы ничто не омрачало тебя и наше время, когда мы вместе и можем наслаждаться друг другом, пока я всё ещё жив…, — тут она не выдержала и горько зарыдала. Потом, понимая, что все ждут продолжения, принялась читать дальше, — …наплакаться ты же ещё успеешь. Это также касается всех остальных.

Когда я умру, пусть мне простят. Пусть простят не из-за жалости: пусть простят, как живому, без скидок и лишних поблажек. Я не хочу, чтобы моя смерть впоследствии украшала мою «дальнейшую репутацию», не хочу, чтобы надгробная надпись льстила тому, кто под ней лежит. Мой брат. Пусть он простит меня за то, что когда-то в детстве я не вступился за него в той передряге… Скажи ему, что у меня нет оправданий, я просто струсил тогда. Мне очень стыдно перед ним, что только после смерти я удосужился извиниться. Пусть мать простит меня (она знает, за что). Скажи ей, что мне известно про её молитвы обо мне Богу. Я тоже буду просить за неё, когда встречусь с Ним. Скажи отцу, что быть его сыном — для меня была неоценимая привилегия, которой я всегда гордился. Не стоит рыдать обо мне, хоть я и осознаю, какой это тяжёлый для вас день. Я уже представил, как вы стоите у моего гроба, представил ваши беспрерывные слёзы и опечаленные души. Я прошу вас посмотреть наверх и постараться улыбнуться мне. Вам меня не видно, но это не означает, что я не вижу вас.

Там в гробу лежит моё мёртвое тело, но вы не сосредоточивайтесь на нём. Я сейчас жив, как никогда; я в самом надёжном месте, которое когда-либо могло или будет существовать.

P.S. Спасибо вам всем за то, что были в моей жизни.»

Такова была прощальная записка покойного. После услышанного ещё долгое время никто не двигался с места, стоя в абсолютном молчании. Вскоре стали слышны лишь ещё больше разразившееся вопли (по-другому их назвать было невозможно). Несчастной матери стало плохо с сердцем от ещё раз прочитанного письма, и родные поспешили увезти ее в больницу, пока в семье не удвоилось горе. Передать атмосферу, царившую в тот момент на кладбище, не смог бы ни один из присутствовавших.

Спустя какое-то время, все разошлись по домам, наверняка ещё долго думая о произошедшем. Дождь продолжал лить, словно из ведра, а девушка всё так же стояла в промокшем платье у выкопанной ямы с гробом. Мужчины с лопатами, работа которых была засыпать крышки «ящиков» землёй, на удивление, терпеливо ожидали и не смели её тревожить.

Неожиданно для себя она достала из кармана конверт, в котором ранее нашла тот самый клочок бумаги, и обнаружила там ещё одну записку. Раскрыв её, стала читать…

Фред Тейлор


Следить за моим творчеством совсем нетрудно. О каждой новой публикации я сообщаю на своих страничках в социальных сетях (Vkontakte, Facebook, Twitter, Google+). Если же вы не зарегистрированы ни в одной из них или вам просто неудобен такой способ новостей, то вы можете подписаться на рассылку по электронной почте (в правом нижнем углу  экрана введите свой email и нажмите «подписаться») и таким образом не пропускать ни единой новой записи.  

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s